«Бриджит Джонс» Женская сборная СПбГАСУ. Душевная беседа о важном.

«Бриджит Джонс» — это, когда за тебя в игре болеют даже твои соперники, когда появление мужского персонажа в сезоне — каждый раз сюрприз и когда невозможно устоять перед твоей искренностью и добротой. Интервью с участниками телевизионной Международной лиги 2019 и финалистами Невской лиги 2019, превратившееся в душевную беседу о важном.

Состав команды:

Алина Белова — автор, актриса;
Анастасия Клюйко — автор, актриса;
Евгения Дзюба — автор, актриса;
Даниил Шадрин — автор, актёр.

Есть принципиальные отличия вашей команды сегодня от «Бриджит Джонс» образца сезона 2018?

Женя: Да. В первый год участия в Невской лиге таким составом мы сами неожиданно для себя поставили высокую планку, и сейчас с каждым разом ей становится все сложнее и сложнее соответствовать. Тебя просят каждый раз удивлять, а это ведь сложно себя менять, это болезненно происходит. Но в последнее время вроде что-то всё получается хорошее, интересное.

Быть женской командой это в сегодняшнем КВН больше преимущество или очередная сложность в процессе написания материала?

Женя: Как мы вообще с Настей решили стать женской командой? Когда мы играли обычной командой, мы увидели команду девчонок, они были такие миленькие, хорошенькие. На тот мне момент казалось, что им за это оценки и ставят.
Настя: Так и было! Не было никакого текста, они улыбались, были в каких-то колготках, как сейчас помню, со стрелками какими-то. И им ставили все пятёрки. Вот мы им подумали: вот им хорошо! А когда так случилось, что мы ушли из своей команды, мы решили: раз мы — девчонки, наш путь будет легким в этот раз, но нифига не получилось. С нами вообще так не работает.

Может быть, дело в колготках?

Настя: А может!
Алина: Я не вижу отличия между мужской и женской командой, так что не могу сказать, преграда или преимущество.
Женя: Хотя есть единственная особенность, про которую нам не так давно сказал Саид из команды «Радио Свобода». КВН — это по своей сути соревнование, должна быть спортивная жилка, конкуренция. А вы — девочки, и по своей психологией, чтобы вы ни делали, вы все равно выходите не соревноваться, а выступать. То есть нам нужно добавить это искусственно, раз от нас это не исходит от природы. А нам реально хочется просто повеселить людей. Чтобы выигрывать, нам нужно создать это специально. Просто такая особенность. Помню, что один раз нас пытались разозлить, науськать на соперника. В итоге всё вообще получилось ужасно.

Как в команде появилась Алина?

Алина: Мы знали друг про друга, но никогда не общались. Девочки со стороны очень много лет ко мне присматривались, но боялись подойти.
Настя: Да нет, мы были очень давно знакомы, и так получилось, что в Открытой лиге Point был наш первый сезон, и там были очень классные команды. Алина тогда играла за команду «Вунш-Пунш», а у нас ушла девочка Настя из команды, переехав в другой город. И просто встал вопрос о том, что надо красивую девочку, которая круто выступает. У нас не было долгих размышлений, мы сразу решили, что это — Алина. Пригласили её в KFC на собеседование. А она говорит: «Ну не знаю, я «НеВам» вот обещала звукачить».
Алина: На самом деле, это было так. Как раз после того сезона мы поехали в Сочи. «Бриджит Джонс» поехали, и я с «Вунш-Пунш». После Сочи «Вунш-Пунш» распались, а я думаю: ну что, мне уже сколько там… За 20, мне пора замуж и рожать. Думаю, ладно, пойду рожать, выйду замуж, жизнь наладится. И тут поступает мне звонок: «Поехали в Поволжье», и я такая «Ну поехали».
Настя: Мы действительно перед первой поездкой в Поволжье ни общались, ни дружили. Мы поехали втроём, молчали вообще все время, всю неделю. Это была очень сложная игра.
Женя: Мы играли с парнем Федей в тот год, у нас были шутки на него смешные, а тут как бы парни все отвалились что-то, и мы поехали на фестиваль Поволжья действительно просто втроём. И нужно было то, что от нас сейчас Дима Бушуев просит, — ломать схему.

Сейчас вы в итоге коллеги по сцене или друзья?

Алина: Мы — друзья. Даже иногда живём вместе.
Настя: Люди, которые нам не друзья, в нашей команде не задерживаются.

Как проходит кастинг мужских персонажей? Есть критерии вроде наличия особого стиля в одежде?

Алина: Стиль в одежде обязательно домашний.
Женя: Главное, чтобы комфортно было. Чтобы не мешал.
Настя: У нас так получилось, что все мужчины, которые с нами были, во-первых, удачно подошли нам в определённый период, со всеми было круто. И, во-вторых, все они наши друзья, мы всех давно знали. Никаких кастингов не было, мы изначально видели, какой у него образ на сцене, какой он человек, и предполагали, сможем или не сможем сотрудничать.
Женя: У нас нет такого, что мы берём персонажей в команду. Мы сначала все равно присматриваемся, какой человек, и надо, чтобы было просто комфортно вместе с ним. А потом уже на сцене что-нибудь придумаем. Ну и понятное дело… кто согласится.
Вспомнила смешную историю! Когда у нас не было никакого парня в прошлом сезоне, нам Даша Чепасова предложила рассмотреть команду из подразделения Невской лиги молодую из двух парней. Там был высокий парень забавный, вот, мол, напишите ему. Ну мы написали. А мы что? Мы вообще-то «Бриджит Джонс», мы уже не хухры-мухры, что-то там уже выиграли, заняли. Вот, можешь сыграть с нами. Он пишет… какая там фраза была, напомни?
Настя: «Привет. Я хотел бы расставить все точки над i. Мы со своей командой идём до конца.» А мы просто предложили же ему для опыта попробовать. Вот меня бы сейчас позвали, например, «ТТ», и я бы вышла. Почему бы не попробовать что-то новое? Вот а тут не согласился мужчина, так мы его и не заполучили.

Расскажите о своей личной главной причине играть в КВН.

Настя: С каждым годом всё труднее и труднее ответить на этот вопрос…
Женя: Если честно, с каждым годом становится всё грустнее и грустнее, потому что я понимаю, что я столько времени потратила на КВН, я уже больше ничего не умею. Здесь есть багаж знаний, я уже чувствую, что я что-то умею. По специальности я уже работать пойти не могу. Вот и остаётся дальше тут ковыряться.
Алина: Ну что так негативно? Это наоборот круто, что мы до сих пор играем, что у нас что-то тут получается. Мы обязательно добьёмся своих целей. Мы дойдём до конца.

Среди ваших друзей сколько процентов КВНщиков?

Настя: Это грустно, но почему-то близкие люди мои, которые были вне КВНа, все отпадают и отпадают.
Алина: Просто большую часть времени мы проводим среди КВНщиков, поэтому мы больше с ними. Они есть, друзья, знакомые, родственники, семья. Просто из-за своей занятости в КВН мы уделяем им меньше внимания.
Настя: Больше, конечно, КВНщиков.
Женя: Процентов 60-70 точно.
Алина: Это же круто, радует, что очень много всяких абсолютно разных и из разных сфер людей. Из разных городов, стран. Много талантливых, добрых, очень крутых людей, с которыми, если бы не КВН, жизнь бы никогда не связала.
Женя: Приезжаешь условно в Чебоксары или в тот же Минск и знаешь, что здесь точно есть хороший человек, который нам помогал на КВНе. И можно, если что, ему написать.
Настя: Максу привет!
Женя: И Коле!

С редакторами сложилась работа в этом сезоне? Откликаются в душе их советы?

Алина: У каждого редактора, с которым мы работали, мы что-то берём. «Вот, вот это нам точно никогда никто не говорил, вот оно!». Хоть какая-то частичка, у каждого. И так было с Димой Бушуевым. Когда мы пришли на первую редактуру, я помню это своё ощущение, что мы вышли и «Точно! Почему мы так раньше не сделали!»
Настя: Да, я тоже помню, что это было. И спасибо Диме за то, что он вот дал вектор и настойчиво продолжает туда бить. И к какой-то уже игре мы чуть-чуть поменялись, я думаю, что ещё лет пять, и мы сделаем идеальное приветствие. Мне нравится такая заинтересованность у редакторов.
Женя: Да, мы просто в плане изменений тугая команда.
Настя: Да, вот мы привыкли, мы так делаем и будем делать.
Женя: Мы консервативные. Вот раз так работало, значит, так и делаем.
Настя: Да, я думаю, что мы сошлись с редакторами.
Женя: Недавно вышло интервью с Димой Бушуевым очень мощное. У меня вообще просто перевернулось восприятие и просто как человека, и как редактора. Мне кажется, я теперь по-другому как-то слушаю его, всё стало понятнее.

Какие у вас впечатления о сезоне? Подведите краткие итоги.

Алина: Ох попинал нас этот сезон.
Настя: Пришлось труднее, намного труднее. В том году у меня была какая-то эйфория весь сезон, каждая игра была прям «Вау».
Алина: Просто мы каждую игру в Невке выигрывали.
Настя: Да, мы ни одной игры не проиграли в прошлом сезоне. И я прям чувствовала эту энергию, любовь. В этом году, во-первых, поменялся Троицкий. Труднее как-то нам стало. Дело не в зале, конечно, в нас.
Женя: Мне кажется, вТроицком более театральный зал, а Колизей — более концертный.
Настя: Если будет голосование, я за Троицкий.
Женя: Мы в том году ещё пролетели на одном дыхании. Мы заходили в сезон так: «ТТ» — фавориты сезона, и у нас изначально был этот спортивный момент — нам очень хотелось выиграть. Даже не обыграть «ТТ», не было такого, это все — наши друзья. Просто выиграть, потому что хотелось и всё.
Алина: В том сезоне ещё не ожидал от нас никто этого. Ну вот есть «Бриджит Джонс», выиграют-то точно «ТТ». И хотелось всех переубедить, доказать. А в этом сезоне наоборот все от тебя ждут большего. И это сложнее.
Настя: Но я рада, что мы прошли этот год.
Женя: В любом случае он много опыта дал. В том году мы сыграли 22 игры, но мы не замечали какой-то усталости. Возможно, она пришла в этом году.
Настя: Мы пришли на редактуру как-то, и Даша Чепасова перед полуфиналом сказала: «Девочки, вы так много играете, вы не думаете, что вы устанете?», а мы: «Не устанем, Даш, всё будет нормально!». А потом попали в Международку и резко устали, она как чувствовала.
Женя: Но к Сочи мы подошли в таком офигенном состоянии, мы были максимально уверены, что попадём во второй тур, что всё будет идеально. А потом правда мы прошли во второй тур, нас взяли в Международку и всё. Вот, дальше у тебя куча возможностей дальше развиваться, а ты уже что-то как-то не способен ничего делать.
Настя: В этом году мы всё исправили и играли очень мало игр.
Женя: Лично ко мне после Кубка Дня рождения КВН опять какая-то лёгкость вернулась.
Настя: Правда! Снова нет барьеров, а то как зашоренный шёл. «Чего? Мужские брюки надеть? Что это за клоунада?», а сейчас как-то стало попроще.

Как вам работа с Леонидом Купридо в Международной лиге?

Настя: Очень! Мне так жаль, что мы всего два раза туда съездили!
Женя: Мы бы столько ещё могли взять, столькому научиться! Леонид Купридо — это как раз человек, который нашей команде идеально подходит.
Настя: Он прям нас чувствует, чувствует пробелы наши. Но вот не получилось.
Женя: Возможно, как раз из-за того, что подустали. Первую игру он разбирал с нами каждую шутку. Мы приезжаем, он спрашивает: «Вы сами пишете?», а мы стесняемся, отмазываемся. Он сделал вывод, что мы пишем не сами.
Настя: Мы ещё актёры плохие, свои шутки сыграть не можем. Он говорит: «Я не могу поверить, что люди пишут шутки сами, если вы не можете играть свои шутки.» Он нам не говорил, какая шутка смешная, какая несмешная. У нас все сразу осталось в приветствии, и мы неделю репетировали. У нас очень хорошо получилось приветствие в 1/8, мы отлично зашли, всё было круто. Потом мы научились отыгрышам самостоятельно, репетировали их в Питере, приехали на вторую игру, показываем. Он говорит: «Господи, ещё хуже стало, что с вами делать… Вас бы кому-нибудь в авторы, хоть денег заработаете».
Женя: Редакторы — это ведь тоже люди, с кем-то совпадаешь, с кем-то нет. Вот нам с Купридо хорошо очень было.

А что произошло на игре? Что пошло не так?

Женя: Да всё было хорошо.
Алина: Просто были очень сильные команды.
Женя: Тогда в четверть-финале не то что бы мы проиграли, нас просто обыграли другие команды. Мы выступили хорошо для себя, плюс у нас проблема со вторыми конкурсами. Туда приезжают уже сложенные авторские коллективы, а мы приехали без второго конкурса и писали его прям там. Это смотрелось куцевато на их фоне, чисто из-за этого. А сейчас у нас у всех состояние вдохновленное, хочется что-то делать!
Настя: Правда удивительно. Мы на подъёме. Мы даже поклялись делать реквизит заранее.
Женя: Теперь вопрос, хватит ли нам времени успеть сделать всё, что надо.

О планах на Сочи не спрашиваю, все надеятся и верят в лучшее.

Настя: Да, лучше не надо, а то в следующем году: «Почему мы пошли играть третий раз в Невскую лигу?..» На самом деле, у нас любовь к лиге.
Женя: Я в Невской лиге чуть ли не с её основания.
Алина: Да, мы сегодня выясняли, кто сколько играет. Считай, все свои лучшие годы жизни, студенчество мы отдали Невской лиге.
Женя: Я застала всех редакторов, которые здесь были с самого начала.
Алина: Столько лет мы тут играем, столько всего тут было. И горе, и радость прошли. Ну невозможно не любить, уже такая родная лига.
Настя: Как домой приходишь.
Алина: И этот зал! В Невской лиге наш любимый зал, мы просто обожаем его. Мы чувствуем эту любовь и всегда стараемся в ответ её отдавать.
Настя: Когда мы на Кубке выходили на сцену, и я услышала, стоя за кулисами,: «Бриджит Джонс!». Я не знаю, кто это был, но это так приятно и так здорово, что люди приходят и смотрят, болеют!

Мне кажется, вы — любимицы сезона. Даже ваши соперники болеют за вас.

Настя: Да! И ВВТ стояли кричали. Подошёл ещё к нам на полуфинале мужчина взрослый, говорит: «Болею за вас ещё с того года, я сегодня привёл свою команду по бегу, мы пришли за вас болеть.» Ну это просто вообще!
Алина: Да даже просто обычные зрители, не друзья, не знакомые, пишут нам в группе Вконтакте или в Инстаграм, что ходим, болеем за вас, это так приятно! Просто, чтобы вы понимали, в прошлых своих командах мы выступали почти в тишину, и вот спустя годы добиться такой любви очень дорогого стоит.